Церемония «Грэмми»: что это было?

Feb 13,2012    Новый Йоркер

Изменить 54-ю церемонию вручения премий «Грэмми» не могло ничто. Как предсказывали многие, Адель выиграла премию во всех шести номинациях, на которые ее выдвигали, включая «Пластинку года» и «Альбом года».

Учитывая то обстоятельство, что «Грэмми» это в основном реклама для музыкальной индустрии, было бы немыслимо просмотреть женщину, которая в прошлом году продала на несколько миллионов больше пластинок, чем кто-либо еще. В общем-то, Адель вполне подходит на роль героини – она колоссально талантлива, не отличается особой худобой, недавно перенесла операцию на голосовых связках, и была весьма правдоподобно тронута, собирая трофеи, о получении которых наверняка знала заранее. Это был самый лучший момент того вечера: талантливая певица получает то, что заслужила, хотя ее записи пока впечатляют меньше, чем ее инструмент. Она получила награду за песню «Rolling in the Deep» и в своей речи употребила слово «сопли». Не чудо ли? Но если вы верите в единорогов и платиновую радугу, дальше вам читать не стоит.

До начала трансляции произошло несколько важных вещей. Кэнье Уэст получил четыре награды, на которые номинировался, все в разных вариациях категории рэп. Если мы представим себе (чисто теоретически, ничего больше, люди), что награды распределяют не просто на основе голосования, а как-то (теоретически!) по особому принципу, чтобы не обидеть некоторые группы людей, то надо было бы отдать Уэсту все рэповые премии, что попались нам на глаза, потому что его исключительный альбом «My Beautiful Twisted Dark Fantasy» не получил награду в номинации «Лучший альбом». Пусть мы и болеем за Адель, ее скромный, но солидный альбом «21» никоим образом не мог сравниться с уэстовской комбинацией терпеливого профессионализма и нетерпеливых воздушных видений. Поэтому, чтобы предвосхитить генеральное сражение и отдать Адели то, что принадлежит ей по праву (согласно неписаным законам Национальной академии искусства и грамзаписи), Уэста весьма удобно исключили. А так как Уэста убрали, граммофон был вручен самым настойчивым гостям, которые всех поставили в тупик – группе Foo Fighters. Они в 2011 году выпустили альбом «Wasting Light» и посчитали (практические единственные, и никто кроме них), что их творение заслуживает выдвижения на лучший альбом года. Уэст на церемонии не появился. Возможно, он решил быть выше этого, или просто захотел поупражняться в искусстве realpolitik.

Три награды достались Скриллексу, и он в своей речи использовал слово «обалдеть» там, где остальные победители употребляли слово «боже». Видимо, стиль Dubstep для «Грэмми» важнее многих вещей, в том числе, некоей певицы по имени Уитни Хьюстон, которая скончалась в субботу вечером. И это шутка лишь отчасти – очевидно, большое видится на расстоянии, и сейчас трудно отдать должное такому гигантскому таланту как Хьюстон. Хотя некоторые исполнители, включая ведущего ЭлЭл Кул Джея, вспоминали Хьюстон добрым словом. На сцене ей отдали дань памяти исполнением песни «I Will Always Love You», которую адекватно с точки зрения техники исполнила Дженнифер Хадсон. Но той изысканности, которая была присуща Хьюстон, у Хадсон не было (первые строки песни, ставшие обманчивой прогулкой вокруг да около томного и мягкого вокального диапазона Уитни, стали довольно странной демонстрацией басов в голосе Хадсон).

Тейлор Свифт завоевала несколько наград за свою песню «Mean». И хотя Свифт удалось во время получения награды не продемонстрировать крайнее изумление в стиле «Боже, все это мне?», она все-таки не удержалась от словоизлияний и излила свои чувства, заявив, как это «невероятно», что радио «кантри» проигрывало ее сингл много-много раз. Нет, Тейлор, в это можно поверить. Ты единственная звезда «кантри», появившаяся в последнее время на обложке Vogue – так что, пожалуйста, примирись с тем, что ты звезда и взрослая девочка. Ты нам нравишься, но у нас и другие дела есть.

Первые номера были обманчиво хороши. Леди Гага по традиции выглядела эпатажней всех остальных поп-див, похожая в своем наряде в сеточку на даму с дерби в Кентукки. Она восхитительно отплясывала под новую песню «We Take Care of Our Own», которую исполнил Брюс Спрингстин (песня из его нового альбома «Wrecking Ball»). Эта песня прозвучала разумненько и средненько на фоне обычных торжественных песнопений Брюса, и была весьма удовлетворительной. Бруно Марс и его группа выступали в ритмах старой школы, открыто копируя Джеймса Брауна и Famous Flames исполнением своей «Runaway». Группа двигалась синхронно, в такт каждому аккорду, и Марс показал себя во всей своей крае: сначала прическа и скулы, а уж потом вокал. Но в целом очень здорово. А вот потом все пошло страннее и страннее.

Алисия Киз и Бонни Рэйт почтили память Хьюстон и покойной Этты Джеймс, а затем решили исполнить короткую и яркую версию песни Джеймса «A Sunday Kind of Love» (если кто-то когда-то пел увереннее, чем Бонни Рэйт, который до сих пор классно играет на гитаре, то мы этот момент пропустили). Любящий женщин (в основном колотить их) яростный Браун спел под фанеру свою «Turn Up The Music» в стиле R&B (без угроз со стороны сэра Элтона Джона) и станцевал – как третьеразрядный танцор из Чикаго. Закончил он кульбитом, улетев со сцены (к сожалению, не с планеты Земля). Потом он возвращался на сцену – раз, два, а может, восемнадцать раз. Это было одно из самых странных и непонятных решений жюри «Грэмми», поскольку в прошлом году стиль R&B во многом оживил и воскресил Дрейк, у которого в этом году альбом вышел после 30 сентября 2011 года, а это последняя дата номинаций. Так мы и получили Криса Брауна. Познакомьтесь с чувствующей неловкость армией фанатов Криса, которую он во время получения награды за лучший альбом R&B назвал «веселой командой».

Foo Fighters получили граммофоны во всех номинациях со словом «рок» в названии, за исключением одной, где в заголовке было слово «Latin». Они выступали на сцене дважды – очень долго. Громкая и одновременно мягкая рок-музыка по-прежнему живет и здравствует, но «Грэмми», похоже, по-прежнему стремится скрыть сей факт. Там было с десяток групп тяжелого рока, таких как HEALTH из Лос-Анджелеса или лондонская British Sea Power – которые в своем формате звучат очень громко. А если вы предпочитаете что-нибудь потише, то здесь выбор был еще богаче – причем задолго до появления номинантов из Mumford & Sons. Легенде Beach Boys уступили начало, и она стартовала вместе с Maroon 5, а потом продолжила с очень нервной Foster the People. Закончила воссоединившаяся легенда весьма сомнительным исполнением «Good Vibrations». Ну зачем подвергать их таким мучениям? Я уверен: они сами этого хотели. Но помните, чем занимаются продюсеры – они продюсируют. А мастера должны продолжать жить в записях. А так все это звучало с каждым ляпом хуже и хуже, даже как-то вульгарно. Крису Мартину, видимо, все окружающие говорили, что его огромные пластмассовые часы вызывают к нему повышенное доверие. Рианна преуспевает, поэтому неважно, что она немного сфальшивила в бессвязном дуэте с Coldplay, исполняя «Princess of China». Эта группа спела еще «Paradise», которому в качестве гимна очень далеко до «Charlie Brown», особенно когда Мартин откровенно слабо исполнил свой бессловесный песенный выход.

Несколько раз на сцену выскакивал Пол Маккартни. Один раз он исполнил ужасную новую песню, затем позволил Джо Уолшу выступить в роли собственного эха, когда исполнял «Отель Калифорния», а потом решил добить нас классикой «Битлз», которой мы еще не наслушались. Некоторые исполнители как будто заключили контракт на повторный выход на сцену, будучи просто не в состоянии спеть один раз и уйти, сохранив собственное достоинство. Кэти Перри появлялась дважды, ну, типа того. Сначала вышел пародист в образе Перри, а потом, как во время исполнения фокусов погас свет и появилась настоящая Перри, завернутая в нечто, превратившее эту весьма привлекательную женщину в обвязанную бечевкой головку просроченного сыра. В любой другой вечер это могло показаться смешным и интересным действом, но посреди вялой церемонии «Грэмми» ее появление еще больше усилило апатию.

Далее произошло что-то с участием Deadmau5, Лил Уэйна и Foo Fighters. Наверное, это было как-то связано с танцевальной музыкой, но нельзя объяснять безумный выбор «Грэмми» общим состоянием поп-музыки, которая вполне здорова. Лучше было бы вручить награды Адели, Foo Fighters, Кэнье Уэсту, Бону Иверу (награда за лучший альтернативный альбом и в качестве лучшего нового исполнителя) и Тэйлор Свифт, и покончить с этим делом. Церемония была какой-то неуклюжей, когда участники вспоминали прошлое (прости, Уитни) и казались контуженными настоящим (пусть простят меня все исполнители, за исключением Скриллекса). Боже, храни тех, кто будет все это скачивать.

Источник: Саша Фрер-Джонс | New Yorker

Комментарии

Для комментирования статьи Вам необходимо войти или зарегистрироваться

Архив статей
Сегодня
Сен Октябрь Ноя
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31