Россия и США в XXI веке

Dec 28,2011    Новый Йоркер

Этой статьей начинается серия из 12 частей, посвященная вопросу о том, как российско-американские отношения определяли облик мира с декабря 1991 года, когда закончил свое существование Советский Союз.

В октябре 2011 года московский Институт всеобщей истории провел беспрецедентную конференцию, посвященную президенту Томасу Джефферсону и царю Александру I. В ней приняли участие ведущие американские историки Гордон Вуд (Gordon Wood), Питер Онаф (Peter Onuf) и другие, а также ведущие российские историки, такие как академик Алексей Чубарьян и профессор Владимир Согрин. Часть выступлений и дискуссий была посвящена переписке между главами двух государств в период с 1804 по 1808 год, вторжению Наполеона в Россию и вторжению Британии в США, которые произошли в 1812 году, а также последовавшим затем пожарам, в которых сгорели две столицы – Москва и Вашингтон.

Прозвучавшему в 1835 году знаменитому предсказанию Алексиса де Токвиля (Alexis de Tocqueville) о том, что когда-нибудь великие континентальные державы Америка и Россия будут играть ведущую роль в мире, предшествовали российские исследования западной части американского континента, которые проводились далеко на юг вплоть до сегодняшней Калифорнии. Позднее, во время русской революции, в Сибири высадился небольшой американский экспедиционный корпус. Но в остальном, особенно что касается периода холодной войны, де Токвиль кажется настоящим провидцем.

Совместное глобальное лидерство Америки и России закончилось два десятилетия назад. На 74-летний окольный путь России по просторам коммунизма можно смотреть сегодня только в зеркало заднего вида, поскольку страна быстро удаляется от того исторического перепутья. Но окончание холодной войны обнажило любопытную аномалию во внешнеполитическом мышлении США. К удивлению россиян и многих американцев, включая меня, вместо того, чтобы быстро наладить связи с Россией и вовлечь ее в экономические, политические и военные структуры Запада, мы начали полагаться на личную дружбу американских и российских президентов, видя в этом основу для наших двусторонних отношений. И мы продолжаем смотреть на Россию с подозрением, держа ее на расстоянии.

Нет и не было почти никаких объяснений по поводу столь подозрительного отношения к России и причин такого отношения, укоренившегося в американских умах, или, по крайней мере, в умах некоторых экспертов по внешней политике. Это требует доказательств, но мне кажется, что у нас гораздо лучше отношения с Китаем, чем с Россией, и что мы тратим намного больше усилий для поддержания таких отношений. Если судить о том, насколько близкими или далекими мы должны быть по отношению к той или иной державе или стране, то в качестве мерила следует рассматривать то, чего у нас больше – общих или противоположных интересов. А по таким меркам наши отношения с Россией должны быть самыми тесными.

Мы вместе преданы делу сокращения оружия массового уничтожения. Мы вместе крайне заинтересованы в борьбе с терроризмом. Россия находится на границе с пятью крупными мусульманскими республиками, и ее как и нас беспокоят проблемы стабильности на Балканах и в черноморском регионе. Россия обладает колоссальными запасами полезных ископаемых (особенно энергоресурсов), которые она поставляет многим нашим европейским союзникам. Она предлагает альтернативу ненадежным поставкам из Персидского залива. У России есть ученые мирового уровня, физики и математики. Мы пользуемся российскими ракетами-носителями для запуска космических кораблей и сотрудничаем в области пилотируемых космических полетов. Россия это огромный рынок для американской и западной продукции и услуг, но ее возможности в большей мере оценили европейские предприятия, чем американские.

Далее, Россия способна оказать нам и нашим союзникам существенную помощь в таких разных вопросах как Иран, Северная Корея и Ближний Восток. В каждом из этих регионов в случае возникновения там войны Россия потеряет ровно столько же, сколько и мы, если не больше. Мы должны относиться к русским как к партнерам, а не как к подчиненным, указывая на эти и другие общие интересы.

Организация American Security Project предлагает серию эссе, которые посвящены российско-американским отношениям, периоду после холодной войны и после распада советской империи. Эти публикации выходят в 20-ю годовщину распада Советского Союза, который был официально распущен 25 декабря 1991 года. В этой серии мы рассматриваем такие вопросы как общая энергетическая картина России, наши совместные усилии по контролю вооружений, наша роль в НАТО, отношения НАТО с Россией и целый ряд других тем, по которым пишут квалифицированные специалисты, изучающие данные вопросы на протяжении многих лет. Данные усилия как нельзя лучше характеризуют цель и предназначение организации American Security Project –искать и изучать новые и результативные способы отстаивания американских интересов, особенно тех, которые все больше совпадают с интересами наших старых и новых союзников, интересов, укрепляющих безопасность американцев и остальных.

Я могу предсказать, даже не имея веских тому подтверждений, что когда-нибудь в этом столетии, причем скорее раньше, чем позже, Соединенные Штаты и Россия найдут общую судьбу, которая потребует от них такого уровня взаимопонимания и сотрудничества, который смог увидеть только де Токвиль почти два века тому назад. Мы полвека выставляем друг против друга армии и ракеты. Придет время, и придет оно скоро, когда нам будет выгодно стоять плечом к плечу.

Источник: Гэри Харт | The Atlantic Monthly

Комментарии

Для комментирования статьи Вам необходимо войти или зарегистрироваться

Архив статей
Сегодня
Ноя Декабрь Янв
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31