США готовят санкции, а Иран грозит заблокировать поставки нефти

Dec 28,2011    RCN Media

Вашингтон – Во вторник высокопоставленный иранский чиновник выступил с резкой угрозой в ответ на экономические санкции, которые готовится ввести Вашингтон, заявив, что его страна ответит на любое давление путем блокирования поставок нефти через Ормузский пролив, жизненно важную морскую артерию, через которую проходит примерно одна пятая часть всех мировых поставок нефти.

Заявление иранского первого вице-президента Мохаммеда Резы-Рахими (Mohammad-Reza Rahimi) появилось в то время, когда президент Обама готовится подписать закон, который в случае полной реализации может привести к значительному уменьшению иранских нефтяных доходов в попытке заставить Тегеран прекратить осуществление своей программы разработки ядерного оружия.

Незадолго до этого последнего шага администрация Белого дома заложила основу для того, чтобы попытаться отрезать Иран от мировых энергетических рынков так, чтобы это не привело к подъему цен на бензин и не отдалило от Вашингтона некоторых из его ближайших союзников.

По-видимому, опасаясь того возможного эффекта, который расширенные санкции могут оказать на уже изрядно пострадавшую экономику Ирана, г-н Рахими сказал: «Если они введут санкции в отношении иранского нефтяного экспорта, в таком случае ни одной капли нефти не пройдет через Ормузский пролив», передает иранское государственное информационное агентство. Иран только что начал проведение 10-дневных морских учений в указанном районе.

В своих последних интервью представители администрации Обамы говорили, что Соединенные Штаты разработали план, как удержать пролив открытым в случае кризиса. На Гавайях, где проводит отпуск президент Обама, представитель Белого дома заявил, что не будет комментировать иранскую угрозу закрыть пролив. Казалось, это согласуется с тем, что американская администрация называет попыткой снизить накал обмена злобными и жесткими заявлениями, частично для того, чтобы не доставлять иранским властям удовольствия, реагируя на их слова, и частично для того, чтобы не будоражить финансовые рынки.

Но санкции в энергетическом секторе, тем не менее, несут в себе риск конфронтации, как и риск экономических потрясений, принимая во внимание непредсказуемость иранской реакции. Некоторые представители американской администрации уверены, что заговор с целью убийства посла Саудовской Аравии в Соединенных Штатах – который, как предполагает Вашингтон, финансировался подразделением «Аль-Кудс» Корпуса стражей исламской революции (КСИР) – был ответом на американские и международные санкции.

Судя по всему, одно лишь заявление о подобной угрозе стало частью усилий Ирана, направленных на то, чтобы продемонстрировать, что Тегеран способен вызвать резкий рост нефтяных котировок, тем самым способствовав замедлению американской экономики, и чтобы предупредить торговых партнеров США, что их присоединение к новым антииранским санкциям, за которые Сенат проголосовал ста голосами «за» при отсутствии голосов «против» (редкий случай), дорого им обойдется.

После того, как была озвучена эта угроза, цены на нефть выросли выше уровня в 100 долларов за баррель, хотя осталось неясным, в какой степени этот рост можно приписать озабоченности инвесторов тем, что конфронтация в Персидском заливе может привести к нарушению нефтяных потоков.

Эти новые карательные меры, являющиеся частью закона о финансировании военного сектора, приведут к значительному усилению американских санкций против Ирана. Они вводятся всего полтора месяца спустя после того, как Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ) опубликовало доклад, который впервые представил свидетельства того, что Иран может тайно работать над разработкой ядерных боеголовок, несмотря на то, что сама страна неоднократно это отрицала и продолжает отрицать.

На фоне доклада МАГАТЭ и ноябрьского нападения на британское посольство в Тегеране Европейский Союз также рассматривает возможность строгих новых санкций, таких, как, например, эмбарго на покупку иранской нефти.

В течение пяти лет Соединенные Штаты постепенно вводили все более жесткие санкции против Ирана в попытке заставить иранских лидеров пересмотреть свою приверженность предположительной программе разработки ядерного оружия, и дать ответы на растущий список вопросов от МАГАТЭ. Но они сознательно не затрагивали нефтяной экспорт, который обеспечивает половину доходов иранского бюджета.

Сейчас, побуждаемая Конгрессом администрация Белого дома готовится пойти на этот финальный шаг, вводя штрафные санкции для иностранных корпораций, которые ведут дела с иранским Центробанком, который собирает платежи за большую часть экспорта энергоресурсов страны.

Санкции фактически очень осложнят тем, кто осуществляет операции с иранским Центробанком, задачу проведения финансовых транзакций с Соединенными Штатами. Шаг этот столь жесткий, что один из ведущих советников американского президента по вопросам национальной безопасности назвал его два месяца назад «последним средством» и «крайней мерой». Администрация США поспешила оставить несколько лазеек в окончательном законопроекте, которые позволили бы снизить воздействие на близких союзников США, которые подписались на то, что тоже будут оказывать давление на Иран.

Новый закон позволяет президенту Обаме временно отказываться от применения санкций, если они заставляют цену на нефть расти столь сильно, что это начинает угрожать национальной безопасности Соединенных Штатов.

Тем не менее, новые санкции вызывают серьезные вопросы экономического и дипломатического характера, а также вопросы, связанные с безопасностью. Г-н Обама, а также его помощники признают, что не заинтересованы в том, чтобы цены на нефть значительно росли в условиях слабости национальной экономики, да еще и тогда, когда он проводит кампанию по переизбранию на президентский пост – и эту уязвимость США иранская сторона прекрасно понимает. Поэтому администрация США вынуждена не поддаваться, или, по крайней мере, внимательным образом выверять законы спроса и предложения, чтобы обеспечить рынку новые источники нефти, дабы гарантировать, что цены на «черное золото» не будут резко расти.

«Я не думаю, что кто-либо полагает, что мы можем преступить через законы спроса и предложения, в такой же степени, как мы не можем и игнорировать законы земного притяжения», - говорит Дэвид Коэн (David S. Cohen), который, как заместитель министра финансов по вопросам терроризма и финансовой разведки, осуществляет надзор за действиями американской администрации в плане санкций. Но, по его словам, «у нас имеется здесь определенная гибкость, и я думаю, что мы имеем весьма хорошую возможность справиться с этим правильным образом, чтобы в конце концов дело закончилось тем, что на Иран будет оказано значительное давление».

Американские усилия, как их описывает г-н Коэн и другие, являются более тонкими и искусными, нежели простое лишение Ирана возможности экспортировать нефть – шаг, который заставит цены на бензин, мазут и другие нефтепродукты взлететь до небес. А это, в свою очередь, будет означать, что «у Ирана будет больше, а не меньше средств на то, чтобы финансировать свою программу, связанную с ядерными амбициями», отмечает Венди Шерман (Wendy R. Sherman), недавно назначенная заместителем госсекретаря США по политическим вопросам. С таким предупреждением она выступила перед комитетом Сената по международным отношениям ранее в этом месяце.

Некоторые экономисты задаются вопросом, является ли осуществимой задача снизить иранский нефтяной экспорт так, чтобы это не повлияло на цены на нефть, даже если дать рынку четкий сигнал об альтернативных источниках. Аналитики инвестиционных банков уже предупреждают о возможности роста цен на бензин в 2012 году из-за новых санкций США, а также из-за дополнительных санкций, возможность введения которых рассматривает Европейский Союз.

С первых месяцев работы президента Обамы в Белом доме его помощники ведут переговоры с Саудовской Аравией и другими поставщиками нефти на мировой рынок о том, чтобы они увеличили производство, и гарантировали продажи в такие страны как Китай, который является одним из крупнейших покупателей иранской нефти. Но неясно, способны ли саудовцы заполнить пробел, который появится на рынке в случае ухода с него Ирана, даже с помощью ливийской нефти, которая вновь возвращается на рынок. Соединенные Штаты также смотрят в сторону таких стран как Ирак и Ангола, с тем, чтобы они увеличили свои поставки.

Дэниел Йергин (Daniel Yergin), новая книга которого «Квест» (The Quest), описывает нефтяную политику с такими государствами, как Иран, отметил в интервью, что «учитывая относительную тесноту рынка, это потребует очень внимательного подхода к санкциям вкупе с энергичными усилиями, направленными на то, чтобы вывести на рынок альтернативные поставки». Он говорит, что «все это добавит новое измерение к спорам о трубопроводе Keystone XL», нефтепроводе из Канады в Соединенные Штаты, вопрос о строительстве которого администрация Вашингтона решила отложить.

«Единственная стратегия, которая здесь сработает, это стратегия, при которой будет обеспечено сотрудничество со стороны покупателей нефти», - отмечает Майкл Сингх (Michael Singh), управляющий директор Вашингтонского института ближневосточной политики (Washington Institute for Near East Policy). «Можно представить себе, что европейцы, японцы и южнокорейцы будут сотрудничать в этом вопросе, а потом Китай заберет себе всю ту нефть, которая, как изначально предполагалось, должна была пойти другим потребителям».

Более широкий вопрос заключается в том, вынудят ли санкции – даже если они успешно добьются того, что иранские нефтяные доходы уменьшатся – иранское правительство отказаться от своих амбиций в ядерной области.

Одним из измерений степени воздействия, однако же, является то, что иранское руководство явно озабочено. Стоимость иранской валюты уже падает по отношению к доллару, и ходят слухи о паническом изъятии банковских вкладов.

«Экономические проблемы Ирана, кажется, накапливаются, и вся экономика страны в целом находится в состоянии напряженного ожидания», - отмечает Аббас Милани (Abbas Milani), директор направления иранских исследований Стэнфордского университета. «Режим неустанно повторяет, что санкции его не затронут. Что у них больше денег, чем они способны потратить. Они так усиленно говорят об этом, что это заставляет предполагать совершенно обратное».

Источник: Дэвид Сангер и Анни Лоури | The New York Times

Комментарии

Для комментирования статьи Вам необходимо войти или зарегистрироваться

Архив статей
Сегодня
Май Июнь Июл
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30