Почему кампания Occupy Wall Street не ударила по России

Nov 07,2011    Новый Йоркер

Несколько лет назад моя русская подруга, навестившая меня в Нью-Йорке, выразила желание посмотреть на Уолл-стрит. Когда я отвел ее туда, она отреагировала почти с гневом: «И это Уолл-стрит?!»

Дело в том, что многолетняя советская пропаганда заставила ее думать, что она увидит широкий проспект, окруженный чудовищными небоскребами, а оказалось, что это извилистая улица из романов Диккенса.

Уолл-стрит доказывает, что для того, чтобы быть могущественным, не обязательно выглядеть могущественным. Однако относится ли это к движению Occupy Wall Street?

На первый взгляд участники акции выглядят пестрым сборищем искренней и хорошо организованной молодежи с пирсингом и свежими лицами. Место, где они расположились – Цуккотти-парк – превратился в небольшой временный городок с зонами для раздачи бесплатной еды, одежды, оказания медицинской помощи, информирования и сна.

Атмосфера акции в целом выглядит дружелюбной и анархической с небольшим налетом подозрительности – многие опасаются, что найдутся силы, которые разложат или подомнут под себя движение. Каждый день произносится несколько речей, в разных концах Цуккотти-парка проходят митинги.

В движении господствует антииерархический дух. Кажется, что демонстранты слабо озабочены любыми конкретными целями и что в первую очередь они стараются не создать структур власти. Однако движение продолжается и расширяется. На какое из восстаний 20 века оно станет похоже в итоге?

Советские танки в 1968 году раздавили Пражскую весну, породив едкую шутку о том, что «Чехословакия - самая нейтральная страна в мире: она не вмешивается даже в свои собственные внутренние дела». То же самое может сделать полицейский спецназ в Соединенных Штатах.

Польское движение «Солидарность» 1980-1981 годов также было растоптано, однако оно привело к коллапсу Восточного блока в 1989 году. Я был с лидером польской «Солидарности» Лехом Валенсой на Верфи им. Ленина и видел там палаточный город, похожий на тот, который сейчас возник в Нью-Йорке. Между тем, в Польше восстали не юнцы, а рабочие средних лет, видевшие, как во время прошлых волнений их товарищей расстреливали с вертолетов.

Впрочем, возраст и опыт – не всегда бывают надежными советчиками. В марте 1988 года в литовском Вильнюсе наиболее уважаемые представители местной интеллигенции упорно убеждали меня, что горбачевская гласность дойдет до них не раньше, чем их внуки поступят в университет. Уже через несколько лет Литва первой вышла из Советского Союза.

Может ли в ближайшее время в России произойти спонтанное восстание любого рода? Очевидным ответом выглядит «нет». Путин действительно популярен, а россияне устали от нестабильности и хаоса. Вдобавок в России, несмотря на огромный разрыв между богатыми и бедными, не распространенна жгучая ненависть к богатым, неожиданно выплеснувшаяся в движении Occupy Wall Street. В конце концов, сидящий в тюрьме миллиардер Михаил Ходорковский стал для многих – в том числе для тех, кто в 2003 году изначально поддерживал его арест, - героем и мучеником.

Россиян слишком часто обманывали, и они не верят, что революции могут улучшить их жизнь. Фактически, так как снижение нефтяных цен неизбежно, а снижение рождаемости в России кажется невозможным остановить, многие россияне не верят в то, что у их страны в принципе есть будущее во второй половине века.

Итак, сейчас в России все, на первый взгляд, спокойно как в болоте. Однако не стоит забывать, что то же самое можно было сказать и о Тунисе за день до 17 декабря 2010 года, когда один молодой человек, попавший в безвыходное положение, поджог себя и изменил мир.

Источник: Ричард Лури | The Moscow Times

Комментарии

Для комментирования статьи Вам необходимо войти или зарегистрироваться

Архив статей
Сегодня
Сен Октябрь Ноя
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31