Обама и два варианта будущего Азии

Nov 03,2011    Столичная газета

Токио – Несмотря на непрекращающийся процесс перемещения экономической мощи в Азию и подъем Китая как сверхдержавы, что является центральными историческими событиями нашего времени, которые будут направлять международные дела в обозримом будущем, внимание Америки было сосредоточено на другом. Террористические атаки 2001 года, за которыми последовали войны в Ираке и Афганистане, Большая рецессия 2008 года, Арабская весна и суверенный долговой кризис Европы, все это отвлекало Соединенные Штаты от оказания помощи в создании долговечной системы поддержания мира, которая бы строилась с учетом сегодняшней возрождающейся Азии.

В ноябре американский президент Барак Обама может приступить к компенсации этой несбалансированности, когда он будет принимать Азиатско-тихоокеанский саммит по экономическому сотрудничеству на своих родных Гавайях. Выбор времени проведения саммита выбран удачно, потому что многие критические азиатские проблемы уже закипают.

Южно-Китайское море, например, уже пенится из-за множества конкурирующих претензий, заявленных на его острова, атоллы и морское дно, в том числе из-за смелого утверждения Китая, что все это – китайская суверенная территория. На саммите стран АСЕАН этого года на Бали была достигнута договоренность о том, что эти территориальные споры должны будут улажены посредством двусторонних переговоров. Но объем китайских притязаний делал это соглашение обреченным на неудачу с самого начала; действительно, Китай теперь настаивает, что море входит в число основных национальных интересов на одном уровне с Тайванем и Тибетом, за которые он готов сражаться.

Готовность Китая бросить на чашу весов всю свою мощь усиливает серьезную несбалансированность как в размере, как и в средствах воздействия, которые имеются у него по сравнению с другими странами, расположенными по берегам Южно-Китайского моря. Это делает нежизнеспособными двусторонние переговоры, начатые для того, чтобы уладить эти споры. Так Вьетнам и Филиппины недавно были запуганы и были вынуждены безоговорочно принять выдвигаемые Китаем условия.

Президентские выборы, намеченные в течение следующего года в двух из самых сильных демократических государств Азии – Южной Корее и на Тайване, также, вероятно, заставят дипломатические температуры повыситься в ближайшие месяцы. Основной риск исходит не от поведения южнокорейцев или тайваньцев, а от демократического выбора, который они сделают и который может поколебать две последние диктатуры Азии.

В Южной Корее притязание выдающейся женщины Пак Кын Хе на то, чтобы стать первым президентом-женщиной своей страны, может обеспечить оправдание, если оно потребуется, для северокорейских интриг. Режим в Пхеньяне стремится гарантировать, что власть перейдет к третьему поколению Кимов, представленному весьма упитанным «Дорогим молодым генералом» Ким Чжон Ыном, и, кажется, полагает, что провокации, такие как его артобстрел южнокорейского острова ранее в этом году, являются способом обеспечить преемственность.

Тайвань тоже может выбрать в следующем году президента-женщину, Цай Ин-вэнь, лидера оппозиционной Народно-демократической партии. Такой результат тоже подлил бы масла в огонь китайской ярости, не из-за пола Цай, а ввиду проводимой ею политики. Народно-демократическая партия долго была тайваньской партией, больше всех обеспокоенной обеспечением независимости страны.

Третья азиатская проблема с легковоспламеняющимся потенциалом ‑ Бирма, где в центре событий находится еще одна уникальная женщина ‑ лауреат Нобелевской премии мира Аун Сан Су Чжи. Проведенные ранее в этом году выборы, которые многие сначала восприняли как фарс, теперь, судя по всему, вызвали изменения, на которые должны будут ответить все страны Азии, как вместе, так и по отдельности. Правительство не только освободило Су Чжи после двух десятилетий домашнего ареста, но даже начало диалог с нею – разговор, относительно которого педантичный лидер оппозиции выражала реальную надежду.

Действительно, правительство президента Теина Сеина начало освобождать тысячи политических заключенных, включая монаха, который возглавил массовые уличные протесты в 2007 году. Правительство Сеина также вняло беспокойству бирманской общественности по поводу огромного влияния Китая в стране и приостановило возведение огромной дамбы стоимостью 3,6 миллиарда долларов США, которую строили китайские фирмы.

Несложно увидеть, что именно в Китае коренится большинства споров, беспокоящих Азию. Необходимо урегулировать два главных вопроса – один философский, второй структурный ‑ для того чтобы улучшить состояние проблем, вызванных ничем не ограниченным подъемом Китая. И только решив структурный вопрос, Азия сможет преуспеть в решении философской проблемы.

Философская проблема касается обновленного представления Китая о себе как о «Срединном царстве», государстве, которому нет равных. На протяжении всей своей истории Китай стремился рассматривать своих соседей как вассалов – мышление, в настоящее время нашедшее отражение в способе, которым он вел переговоры с Вьетнамом и Филиппинами по Южно-Китайскому морю.

Отпущенный в свободное плавание подъем Китая, который не будет поставлен на якорь в какой-либо региональной структуре или договоре, делает такой тип мышления особенно беспокоящим. Поэтому на саммите на Гавайях Обама должен предпринять первые шаги по созданию эффективной многосторонней структуры, благодаря которой могут быть разрешены осложнения, вызванные подъемом Китая.

Отсутствие такой системы поддержания мира было затенено, до некоторой степени, доминирующей ролью Америки в Азии, начиная с времен Тихоокеанской войны. Но рост Китая и другие глобальные и внутренние проблемы Америки заставили многих жителей Азии задаться вопросом, насколько эти обстоятельства будут сохраняться в будущем. При этом недавняя стратегическая напористость Китая принудила многие азиатские демократические государства стремиться углубить свои связи с США, как это сделала Южная Корея, заключив двустороннее соглашение о свободной торговле. США в ответ на это обязуются не сокращать связанные с Азией расходы на оборону, несмотря на предстоящее значительное сокращение оборонных расходов США в целом.

На сегодняшний день Азия больше всего нуждается в хорошо продуманной региональной системе, встроенной в связующие многосторонние учреждения. «Транс-тихоокеанское сотрудничество» между Австралией, Брунеем, Чили, Малайзией, Новой Зеландией, Перу, Сингапуром, США и Вьетнамом, налаженное с целью контроля логистических поставок, защиты прав интеллектуальной собственности, инвестиций, правил ВТО, определяющих работу организаций государственной формы собственности и других вопросов в сфере торговли, о котором, вероятно, будет объявлено на Гавайях, является хорошим началом в экономической сфере. Но требуется нечто гораздо большее.

В конечном счете, лучший путь к миру в регионе для США и Китая заключается в том, чтобы принять ответственность за региональный порядок совместно с другими странами Азии, особенно Индией, Индонезией, Японией и Южной Кореей.

Выбор Азии очевиден: или этот регион охватывает многосторонняя система поддержания мира, или она окажется связанной системой стратегических военных союзов. На Гавайях Обама и другие собравшиеся азиатские лидеры, особенно из Китая, должны начать выбирать между этими двумя вариантами будущего Азии.

Юрико Коике - бывший министр обороны Японии и советник по вопросам национальной безопасности

Источник: Project Syndicate

Комментарии

Для комментирования статьи Вам необходимо войти или зарегистрироваться

Архив статей
Сегодня
Окт Ноябрь Дек
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30